February 3rd, 2016

нонфикшн

МНЕ ВАЖНО ВАШЕ МНЕНИЕ!

Дорогие друзья! Вы уже знаете, что в бумажном варианте вышло в свет две мои книги - ЛЕГИОНЕР и ПОСОЛ: РАЗОРВАННЫЙ ОСТРОВ. Мне будут интересны ваши отклики и замечания по этим романам - заходите и оставьте свой читательский автограф, пожалуйста!
Напомню одну из первых публикаций по поводу выхода и презентации "ЛЕГИОНЕРА"...
«Авантюрная составляющая преобладает и в сюжетной линии, связанной с заговором против Александра II. Заговорщики – шеф жандармов Дрентельн и полковник того же ведомства Судейкин (будущий злой гений «Народной воли») с ведома обер-прокурора Святейшего синода Победоносцева, по версии автора, имели определённые планы относительно Ландсберга… В. Каликинский признаётся, что не нашёл прямых свидетельств участия в заговоре Победоносцева, а руководствовался логикой: слишком велика была его ненависть к царю-реформатору. О логике и фактической стороне дела – судить историкам. А вот картина последних лет правления Александра II Освободителя, воссозданная в романе, впечатляет. Тут и придворные интриги, и отношения царя с Екатериной Долгорукой, и соперничество жандармского и сыскного ведомств, и охота террористов на монарха, и многое иное. Вплоть до таких штрихов, как появление в Зимнем дворце электричества и лифта, кстати, соединявшего покои царя и его возлюбленной…
Биография Ландсберга давала возможность – и автор ею воспользовался – показать жизнь не только пореформенной России. Партию заключённых, куда входил герой, везли на Сахалин из Одессы через Стамбул, Порт-Саид, Коломбо, Сингапур, Нагасаки… В Японии Карлу Христофоровичу позже довелось побывать ещё дважды – по коммерческим делам и в качестве военнопленного во время Русско-японской войны. Участие в обороне Сахалина сыграло решающую роль в получении им в 1909 году полного помилования…
«Легионер» – дебют В. Каликинского. Он пишет легко и увлекательно, имеет вкус к яркой, запоминающейся детали, он основательно проштудировал историческую литературу и архивные материалы, что позволило ему «восстановить историческую справедливость и поимённо назвать большинство «делателей» истории». Для многих читателей «Легионер», возможно, станет открытием Сахалина и его истории».
«Литературная газета», №№ 46-47 (6393)
А это отклик одного из мэтров отечественной итературы на вторую книгу..


Дикая дуэль
Почему Россия не потеряла Сахалин
Большинство остросюжетных произведений не имеет долгой судьбы, во второй раз не читаются. С развязкой – отгадкой личности преступника или его мотиваций – пропадает интерес. Иное дело роман, который увлекателен сам по себе, а развязка не закрывает тему, а служит лишь поводом подумать, о чем на самом деле автор толкует. Таков роман «Посол: разорванный остров».

Он основан на случайной встрече двух людей, ставшей причиной того, что Россия не потеряла Сахалин. Это деталь, обнажающая масштаб события, но именно деталь, ибо герой об этом не знает и движим совсем другой силой. Какой?
Для этого надо войти в мирную атмосферу, не предвещающую никаких кровавых событий, атмосферу романа. Надо узнать, как познакомились два офицера: один – наш, другой – японец. Можно назвать и время действия, но это не важно, ибо суть коллизии от него не зависит, как не зависят способности человека к экстраординарным поступкам. Русский офицер – 20-летний мальчишка Михаил Берг, а японец – видавший виды самурай, сумевший поднять восстание против императора, проиграть его, отсидеть три года в тюрьме, прямо из нее перелететь на должность начальника большого региона, а к моменту встречи (в Париже, у знаменитого портного) получивший высокий сан первого в истории полномочного посла Японии в России. Неординарность связана все же с действиями именно русского офицера.
Вернувшись из Парижа, они могли бы разойтись. Но они подружились. Берг замечает, что его отлично принятый при дворе и всячески обласканный знакомец живет как будто через силу, хотя видимых причин к тому нет. Огорченный длительной сумрачностью своего друга-посла, Берг начинает что-то подозревать и (поскольку друг-японец ничего не объясняет) решает сам во всем разобраться. Его розыски ведут к успеху: виновником оказывается дипломат (отстраненный от дел член японской посольской миссии), который собирает письменные свидетельства того, что человек, представляющий Японию в России, – бунтовщик, меченный тюрьмой. Всплыви эта информация, она оскорбила бы русского императора, переговоры были бы сорваны, посол с позором выслан, а в Японии казнен за невыполнение важнейшего дипломатического задания. Единственный способ выправить ситуацию – изъять эти документы. Но как это сделать?
И вот тут происходит событие, на котором держится весь роман – русский офицер навязывает японцу-недругу дуэль. Именно навязывает – высмеивает и оскорбляет, не давая тому возможности увильнуть. Дуэль не простая, а на крыше вагона идущего поезда. На крышу Берга загнала не экстравагантная выдумка, а чувство, интуитивная подсознательная ставка на какую-то немыслимую удачу. Ни на что другое он рассчитывать не мог: японец – опытный боец, вооруженный двумя самурайскими мечами; у русского – одна сабля… Шансов на победу русского оружия нет никаких. И действительно: первыми же движениями японец чуть ли не топит в крови русского – сильно ранит в руку и вспарывает живот. Но победы не достигает – его сбивает… семафор.
Невероятная, смертельно опасная идея сработала. Цель достигнута, компрометирующие документы не попадут в руки врагов посла. Он спасен. Напряжение снято, и, даже не дочитав роман, задаешь себе тот самый вопрос, который долго не отпустит. Хотя бы такой: решился бы я, читатель, на что-нибудь подобное? Конечно, нет! В том-то и дело, что нет. Ответ ясен, но на душе как-то неуютно. Лучше, если эта душа хотя бы помедлила с ответом…
Вероятно, Каликинского тем и заинтересовала эта история, основанная на документальном материале. Роман выдержан в спокойной, даже несколько благодушной стилистике, без нравственной истерики на манер Достоевского, без разглагольствований о христианстве. Но проблема, по сути дела, того же порядка – о цене жизни и ее смысле.
Хорошим оправданием для стыдливой души было бы окончание романа с горькими сожалениями героя о напрасно загубленной жизни. А он действительно много потерял, не только руку. В Россию Берг вернуться не мог: гибель дипломата ставилась ему в вину, то есть он стал государственным преступником. Более того, он терял невесту и вообще надежду построить свой дом. Но никого смятения у героя нет, а нашедшему его (в польском монастыре) другу-японцу он разъяснит, что ничуть не жалеет о том, что сделал. Что его ждало, если бы он поступил по-другому? Женился, вышел бы в отставку, тратил время на болтовню, карты – и за всеми этими занятиями, состарился! Он говорит другу-японцу: «А какими восхитительными мне представляются нынче те несколько минут на крыше вагона мчащегося поезда! Ветер в лицо, сухость в горле, блеск клинка в руках опасного противника. Я знал, что проиграю тот бой. И молился лишь об одном: проиграть его так, чтобы проиграл и твой враг! И Бог меня услышал!»
Сожалений нет. Значит, дело все же в смысле и ценности жизни. В наше время ценность первична, и слабое чувство стыда от неспособности поступить как герой романа – след памяти о другой культуре, культуре слоя, относившегося к жизни с некоторым презрением, ибо выше ее были честь и благородство. Мы проще и циничнее, ибо воспитаны в другой идеологии. Ее уже нет, но нет и другой. А «дикая дуэль» дает шанс осознать, что люди могут быть иными. Поэтому Сахалин принадлежит России.
                                                                                                                                                                  Александр БЕЛЫЙ,
член Пушкинской комиссии ИМЛИ РАН
"НЕЗАВИСИМАЯ ГАЗЕТА" 28.11.2013 г.
А что думаешь об этих романах ты?

ПОЧЕМУ АГАСФЕР?

А теперь хочу представить читателям  свой наполовину реализованный литературный проект «Агасфер», состоящий из пяти отдельных книг.
                                                                 
НИКОГДА НЕ ОТТАЛКИВАЙТЕ ТОГО,  КТО,
ИЗНЕМОГШИЙ УПАДЕТ У ВАШИХ ВОРОТ…
   
…Однажды сапожник Агасфер, выйдя на порог своего дома, увидел, как трое  осуж-
денных Синедрионом преступников  направляются на Голгофу и несут на себе кресты. Он   знал, что такой казни подвергаются самые ужасные преступники. И когда один    из них попросил у Агасфера отдыха, того обуял справедливый гнев, и он прогнал Иисуса…
Агасфер – библейский персонаж, отказавший Сыну Божиему в милосердном отдыхе и обреченный на вечные скитания до Второго Пришествия. Однако почему тогда его имя означает «Возлюбленный Богом»? С этой точки зрения классическая интерпретация библейской притчи является спорной.
А вот вторая «версия»: Иисус понял, что законополушный ремесленник, чтящий решение Синедриона, оттолкнул не его, а осужденного Синедрионом вора и разбойника. Восхитившись  справедливостью Агасфера, Сын Божий  подарил ему   бессмертие…
                     
«Сквозным» героем серии «Агасфер» стал уже знакомый моим читателям  по роману«Посол: разорванный остров» Михаил Берг.
Книга первая. СТАРЬЕВЩИК
90-е годы XIX столетия. Хранитель монастырской библиотеки  обращается к Приору монастыря аббату Девре с просьбой отпустить его в «мир». Аббат – один из немногих людей, знающий тайну Тадеуша: это бывший младший офицер-гвардеец Лейб-Гвардии Саперного полка из Санкт-Петербурга Михаил Берг. Умирающий от страшных ран в результате поединка, он находит приют у монахов-паулинов, а позже вынужден скрываться у них  от гнева русского императора Александра II.  Берг тоскует по России, чувствует себя виноватым перед своей семьей и невестой, считающих его погибшим. Аббат помогает ему обзавестись новыми документами и снабжает рекомендацией к полковнику-отставнику Генерального Штаба в Санкт-Петербурге. Со временем Архипов и Берг узнают тайны друг друга. Видя незаурядные аналитические способности Берга, полковник  вскоре предлагает ему стать агентом тайного подразделения Генерального штаба Русской армии, стоящего у истоков рождения в России армейской разведки и контрразведки.
Однако вскоре над самим Агасфером нависает угроза разоблачения. Архипов и только что назначенный Николаем II начальник Разведочного Отделения Генштаба Военного министерства ротмистр Лавров принимают решение отправить его подальше от русской столицы, в Сибирь: в начале ХХ века в Иркутске активно действовала японская и ряд европейских резидентур. Однако в перспективе путь Агасфера лежит еще дальше – через Сахалин в Японию, самое слабое звено в русской контрразведке, страну «терра инкогнита».
Книга вторая. ЧУЖОЕ ЛИЦО
В Иркутске с санкции своего руководства Агасфер дает себя завербовать японским разведчикам. В результате многоходовой операции он должен заслужить доверие новых «хозяев» и в конечном итоге перебраться в Японию. Лавров, используя свои связи в Северной столице России, устраивает перевод Агасфера в Главное тюремное управление и назначение на самую далекую и страшную каторгу Российской империи. На Сахалине его деятельность пересекается с судьбой великой авантюристки XIX века – Соньки Золотой Ручки, отбывающей там каторгу. Тем временем, начинают сбываться мрачные прогнозы Лаврова: надвигается Русско-Японская война. Оккупация Сахалина, по мнению разведчиков, неизбежна. И летом 1905 года Агасфер,  получает шанс попасть в глубокий тыл врага, в Японию…
Книга третья. В ПОЛНОМ ОТРЫВЕ
1904 год. Редакция газеты «Русское слово отправляет в Японию своего корреспондента В.Краевского. Он едет туда с документами Перси Палмера. О надвигающемся аресте русского «шпиона» случайно узнает Агасфер. Он уже несколько лет живет в Японии на легальном положении коммерсанта и  агента ротмистра Лаврова. Агасфер принимает удар на себя, и спасает соотечественника. А Берг, попавший под подозрение местной контрразведки, вынужденно соглашается стать активным агентом японской разведки в Китае.
Книга четвертая. ЗОЛОТАЯ ПЕТЛЯ
1921 год. Берг в Шанхае. Ему уже за 60 лет, и как разведчика, его считают почти вышедшим «в тираж». У него взрослый сын Андрей – ровесник нового века. Однако Кансейкеку возвращает Берга «с холода»: японская разведка поручает ему розыск колчаковского золота и сокровищ Азиатской дивизии барона Унгерна. Руководители Кансейкеку убеждены, что часть золота находится в распоряжении главкома В.Блюхера. Берг-старший и его сын начинают свое полное приключений и опасных поворотов расследование в ставшей им чуждой России.
Книга пятая. ВЫНУЖДЕННАЯ ПОСАДКА
1946 год. Япония капитулировала, Экспедиционный корпус генерала Макартура высаживается в Иокогаме. В ходе тотального разоружения населению страны приказано сдать все огнестрельное и холодное оружие. Семью императора Японии вынуждают сдать  оккупационным властям уникальную коллекцию древних мечей, олицетворяющих боевой дух Японии. Опасаясь возмущения японского народа, американцы отправляют эту уникальную коллекцию на летающей лодке «грумман», которая должна доставить раритеты на крейсер «Канзас», патрулирующий море в районе Курильских островов. Однако в пути самолет-амфибия попадает в снежную бурю и совершает вынужденную посадку у восточного побережья острова Сахалин. Но пилотов захватывает и убивает остаточная группа японских солдат, скитающаяся в глубоких тылах советской армии. Кажется, уникальная коллекция Японского императора безвозвратно утеряна… Однако уже в наши дни раритетные мечи начинает искать по заказу крупнейшего коллекционера холодного оружия из Швейцарии сахалинский «черный археолог» Алдошин. Заказчик разрабатывает операцию по нелегальному вывозу из страны бесценной коллекции. Однако в ход тщательно спланированной операции по поиску коллекции японского императора вмешивается правнук Агасфера– историк и писатель Андрей Берг.
Первая книга проекта "Агасфер" уже выложена на моем сайте.

ЗНАКОМЬТЕСЬ: СТАРЬЕВЩИК...

Эта книга еще не пущена в тираж. Однако литературная критика уже получила возможность ознакомиться с романом. И даже откликнуться на затронутую автором тему. Вот один из откликов на электронную пока версию, открывающую проект "Агасфер".

АГФСФЕР И СТАРЬЕВЩИК
Александр Белый,
член Пушкинской комиссии ИМЛИ РАН,
российский писатель, поэт, критик

"В основе романа – обращенная легенда, рассчитанная на способность читателя к умственному сальто-мортале. Он («прыжок») заключается в этическом переосмыслении неблаговидного  поступка, шире – рода деятельности, которым в романе становится создание в царской России «Особого департамента полиции для борьбы с иностранным шпионажем». Обращение, т.е. перестановке «минуса» на «плюс», проводится через  легенду об «Агасфере». Именно этим фиктивным  именем сапожника, отказавшегося помочь Христу, именует себя главный герой романа.  «Сальто» состоит том, что поступок оскорбителя Христа предстает как верность верующего «закону», за что Христос, оценивший неколебимость этой  верности, назвал Агасфера  «любимцем Бога».
Но ничего бы не удалось, если бы герой не вызывал удивления своими нешпионскими качествами - сочетанием решимости и такта,  обаятельности (которую чувствуют даже звери), и отчаянной изобретательности. Он - воплощенная светскость с ее учтивостью перед великими и малыми, с ее способность к риску, диктуемой чувством чести, с ее издавна исполняемой аристократией рыцарской ролью защитника государства.
Роман называется «Старьевщик», по первой работе коммивояжера – старьевщика, поручаемой герою его нанимателем. Этот последний – второй центр романа, душа всей затеи с созданием контрразведки в России. Любимое его занятие – приведение в действие старых механизмов.  Едва ли не впервые в нашей литературе такой страстью одолеваем отставной полковник Главного штаба! И не случайно. Полковник-механик смог привлечь к проекту нескольких высокопоставленных военных и полицейских чинов, с помощью которых диковинный проект в конце концов был осуществлен.
Роман прекрасно написан, с тонким чувством стиля, без длиннот, шпионские события занимательны, а необыкновенная сообразительность героя, обладающего вдобавок ко всему еще и фотографической памятью, заставляет с напряженным вниманием следить за зигзагами его судьбы с сочувствием, граничащим с восхищением. И только потом, несколько отряхнувшись от чтения, начинаешь раздумывать над тем, что могла бы дать сегодняшней России «починка» старого механизма аристократии."
А что скажешь о СТАРЬЕВЩИКЕ ты?